Вторая молодость Чебоксарской ГЭС

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_12

Документальный фотограф фрилансер. В 2012-2014 годах штатный фотограф агентства ИТАР-ТАСС В 2011-2012 годах сотрудничал с агентством Reuters в качестве стрингера

На Чебоксарской ГЭС проекты модернизации – один масштабнее другого. Хотя станция самая молодая на Волге — ей всего 33 года, оборудование устаревает. Причем, не только физически, но и морально. В 60-70-х годах оно считалось самым передовым. Гидроагрегаты Чебоксарской ГЭС были тогда одними из крупнейших не только в СССР, но и в мире: диаметр рабочего колеса турбины – 10 метров, а вес каждого гидроагрегата в полной сборке — более двух тысяч тонн.

Но главной особенностью гидротурбин были даже не уникальные для своего времени размеры.

Гордость Чебоксарской ГЭС – экологически чистые турбины, одни из первых в мире. По замыслу проектировщиков, их 22-тонные лопасти должны менять угол разворота, чтобы оптимально использовать энергию потока воды при разном напоре (а он на Волге меняется в зависимости от сезона и наполнения водохранилищ). При этом в механизме вращения лопастей масло не используется — так исключается даже гипотетическая возможность его попадания в волжскую воду.

Однако конструкторы, создавшие экологические гидротурбины, опередили свое время – не было на тот момент материалов, которые позволили бы узлам трения работать как задумано. Пришлось зафиксировать лопасти под углом 17 градусов — перевести из поворотно-лопастного режима работы в пропеллерный. А это потеря мощности каждой из турбин, примерно шесть процентов. К тому же Чебоксарская ГЭС из-за непроектной отметки водохранилища (63 м вместо 68) и так имеет среднюю по году рабочую мощность 450 МВт вместо проектных 1404 МВТ.

Но прогресс не стоит на месте. В 2006 году инженеры завода «Силовые машины» из Санкт-Петербурга, изготовившего турбины для Чебоксарской ГЭС, предложили новые материалы для механизмов трения рабочих колес, чтобы их лопасти вновь могли разворачиваться. С тех пор завод-изготовитель реконструировал уже 7 из 18 станционных машин, еще на двух эти работы в самом разгаре. А к 2025 году планируется восстановить поворотно-лопастной режим работы на всех турбинах Чебоксарской ГЭС, тем самым прибавив мощности каждой из турбин – около шести процентов.

Завод, на котором проводят эти сложные операции на «сердцах» Чебоксарской ГЭС – турбинах, отделяет от гидростанции расстояние в полторы тысячи километров. Поэтому доставка крупногабаритных, тяжеловесных деталей и узлов и турбин – не менее ответственное дело, чем сама реконструкция. После демонтажа их везут в Санкт-Петербург по железной дороге (особенно впечатляют лопасти на открытых платформах — они похожи на гребни динозавров) и автотранспортом.

Самую крупную деталь турбины — 70-тонный корпус рабочего колеса перевозят на специальном трейлере. Под его капотом — 600 лошадиных сил. Особо строгие требования – к креплению груза.

Маршрут согласован с ГИБДД. Скорость – не выше 40 км/ч. Еще одно обязательное требование – сопровождение автомобилем прикрытия со спецсигналами. И если на легковой машине от Новочебоксарска до Питера можно доехать за сутки, то автоперевозка каждого рабочего колеса чебоксарских турбин занимает четыре дня. А после реконструкции все детали и узлы ждет возвращение на Чебоксарскую ГЭС, сборка, испытания и новая работа – уже в оптимальном режиме.

И за всем этим стоит труд настоящих профессионалов — конструкторов, инженеров, слесарей, монтажников, крановщиков, стропальщиков, водителей. Людей, благодаря которым идет в каждый дом чистая энергия.

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_01

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_02

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_03

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_04

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_05

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_06

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_07

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_08

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_09

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_10

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_11

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_12

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_13

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_14

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_15

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_16

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_17

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_18

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_19

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_20

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_21

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_22

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_23

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_24

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_25

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_26

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_27

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_28

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_29

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_30

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_31

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_32

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_33

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_34

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_35

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_36

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_37

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_38

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_39

rotor_by_Sergey_Karpov_for_RusHydro_40